Официальный сайт группы Open Space (Минск, Беларусь): последние новости, афиша, блог группы.

Архив октября 2006 г.

1 октября 2006

Open Space. Особенности белорусского брит-рока (октябрь 2006)

Ссылка на оригинал: http://www.nestor.minsk.by/mg/2006/41/mg64102.html

Брит-рок приходит к нам не только с туманами северного Альбиона, периодически он становится модным, периодически его требует настроение. Даже самый злобный ценитель тяжелой музыки хоть раз подпускал к своим ушам напористые и мелодичные гитарные партии парней из Британии. Кто-то и вовсе подумал: «А чем мы хуже?» — и начал играть «брит» на приличном расстоянии от Тауэрского моста, зато в центре Европы. Что из этого получается, рассказывают участники группы OPEN SPACE, серфингующей на волне нового поколения музыкантов.

— Вашей группе полгода, какие изменения произошли за это время?
Максим: На данный момент у нас есть довольно большое количество готовых песен. Я считаю, что это очень большой прогресс.
Виталий: Все началось довольно обычно. Пересеклись судьбы простого мальчика по имени Виталик и тоже достаточно простого мальчика по имени Сева (басист). Что же их соединило? А в принципе одно — любовь к музыке, именно к определенному ее стилю — брит-попу! Созвонились, встретились и решили попробовать. Первый гитарист по уровню не подошел, барабанщик — по стилю игры. Но уже через месяц определился состав, и мы начали упорно готовиться к первому концерту. Он состоялся 5 августа, как ни странно, в Солигорске (совершенно случайно туда попали). Там нам очень понравилось, хороший город, хорошая публика. После этого, еще более воодушевленные, стали готовить программу дальше.
М: Идей, на самом деле, у нас предостаточно (улыбается. — От авт.).

— В Беларуси существует много групп, которые играют хорошую музыку, но быстро перестают существовать. Как вы думаете, почему? Какие проблемы возникали на пути вашей группы?
В: В Беларуси достаточно непросто создать свою студию даже для того, чтобы репетировать — у нас дорогая аппаратура, даже если сравнивать с той же Америкой, где средняя заработная плата гораздо выше, а аппаратура дешевле. Во-вторых, достаточно тяжело собрать группу людей, которая бы являлась единомышленниками и хотела играть именно в определенном стиле. Каждый музыкант видит песню по-своему, и благодаря своему инструменту преподносит ее. Главное, чтобы в единстве своей целостности она хорошо звучала и всем нравилась. И за счет этого, когда группы уже образуются и видят, что у них что-то не получается — либо идей не хватает, либо мнения разделяются — они просто распадаются.

— Как вы считаете, что нужно делать, чтобы сохранить коллектив?
В: Я считаю, что в первую очередь между участниками группы должны быть дружеские, межличностные отношения. Если группа будет приходить на репетицию, отыгрывать и молча расходиться, долго она не просуществует. Я не говорю о дружбе до последних дней жизни, нет, просто о взаимной симпатии, отхождении от рамок музыки: сходить после репетиции в кафе, поболтать на нейтральные темы.
М: Это, кстати, проблема очень многих групп и даже знаменитых. Каждому человеку нужно работать над восприятием чужих взглядов, у нас это очень хорошо получается, мы стараемся друг друга поддерживать. Если есть какие-то трудности, то их нужно преодолевать. Следуя этому простому правилу, любую группу будет ждать замечательное будущее.

— А как обстоят дела с концертами?
В: Концерты, в принципе, проходят, но хотелось бы, чтобы организация была посерьезнее. К Солигорску претензий нет — там такие мероприятия не так часто бывают. Они очень хорошо подготовились: Дворец культуры, отличная аппаратура, звук. Если будут приглашать туда — поедем еще. Один из концертов состоялся в клубе «Белатра». Не могу сказать ничего хорошего: организатор захотел заработать денежку за счет того, что собрал 17 групп, а главным условием было, чтобы каждая группа продала по 15 билетов. Вот и умножьте 15 на 17. Звук был безобразный (мягко сказано), зато очень громкий — ушки звенели еще не одну ночь!
М: На самом деле качество многих концертов упирается в личные интересы одного из организаторов. Важно так же получать с этого деньги, чтобы банально окупать расходы на аппаратуру. Пока в нашей стране нету того уровня проведения данных мероприятий, как за рубежом, где такие группы вполне могут прокормить себя творчеством.

— Для вас музыка — это хобби, увлечение, способ заработать, серьезные намерения или порывы молодости?
В: Изначально — это любовь к музыке, а значит это и хобби. Насколько это серьезно? Лично с моей стороны — очень, со стороны Максима и остальных участников — тоже. Мы работаем очень активно, больше 8 часов в неделю, каждый из нас чувствует в группе большой потенциал и верит, что все получится, и мы не останемся на том уровне, когда люди собираются прорепетировать и через месяц-другой выступить в обычном клубе на обычном концерте. У нас большое стремление и цели большие.
М: Это хорошо, когда у конкретной группы, есть такое количество амбиций — это позволяет идти вперед. Если сравнивать тот уровень, с которого все начиналось — просто небо и земля. Наверное, каждый из участников чувствует, что с каждой репетицией мы растем в своем мастерстве и чувстве музыки.

— Чем ваша группа, ваша музыка отличается от других? В чем ее «фишка»?
М: Наша главная изюминка в том, что наша музыка основана на простоте, мы пытаемся с помощью мелодий и текстов, вызвать у слушателя именно ТЕ эмоциональные чувства…
В: Ошибка большинства групп, особенно отечественных в том, что они пытаются много чего внести достаточно труднопонимаемого, и поэтому ничего не откладывается в памяти. Мы идем по тропе «все гениальное просто, но не все простое гениально». Стараемся ничего такого сверхъестественного не вносить в музыку для того, чтобы слушатель с одной стороны отдыхал, а с другой стороны получал весь необходимый заряд энергетики.
М: Есть тонкая грань между сложностью исполнения и простотой мелодии, и мы стараемся идти по этой тропе.

— Бывает музыка для концертов, а бывает — для дома? Как вы себя позиционируете?
В: В чем-то похожий стиль музыки я слушаю чуть ли не каждый день, и с удовольствием ходил бы на концерты данных групп, если бы они к нам приезжали. Лично я бы, глядя на группу OPEN SPACE, не только посещал бы их концерты, но и приобрел их диск (смеется). Но если включить кнопку скромности, то я считаю, что наша музыка как раз таки универсальна в плане того, что её можно слушать как в домашних условиях, так и на концертах.
М: Я лично со своей стороны стараюсь, чтобы аранжировки и какие-то эффекты были целиком воспроизводимы и «вживую», и в записи, для того чтобы показать то настоящее, «абсолютное» звучание музыкальных инструментов и группы.

— Развито ли и перспективно направление брит-рока у нас? Дает ли оно возможность заработать, как группам за рубежом?
В: В Беларуси данный стиль еще не развит. Вообще, мне кажется, само направление достаточно хорошее, просто про него мало знают. Эту музыку бы слушали, если бы была соответствующая поддержка и соответствующие группы.
М: Главное тут еще — быть не последователями какого-то определенного стиля, а вырабатывать свое направление, свои рамки преподнесения музыки. У нас почти сформировалось собственное звучание.
В: У каждой команды должна быть своя индивидуальность, мы всегда помним про это правило.
К вопросу о заработках: белорусским группам тяжело, потому что человек не может полностью отдаться увлечению музыкой: не хватит средств на существование. Приходится работать. А после работы — уставший — на репетицию. Наши полгода мы работаем «в минус». Пока это хобби, в которое вкладываются деньги. На концертах мы ничего не заработали, и если деньги и будут в ближайшем будущем, то минимальные: разделишь на четрёх человек и купишь мороженое.
М: Нужно иметь материальные доходы, чтобы поддерживать свое увлечение, это не дешевое удовольствие.

— Почему ваши песни на английском?
М: Английский язык интернациональный и простой для восприятия, эти песни смогут слушать все. Хорошо, когда твою музыку смогут понять в любой точке земного шара.
В: Мы не хотим оставаться в пределах славянских государств, а хотим достичь чего-то большего, хотя бы уровня Европы. Музыка российских исполнителей не особо популярна там, поэтому мы решили сделать ход конем и сразу начать исполнять песни на английском языке.

— Как появляются новые песни, о чем они?
В: О взаимоотношениях между людьми, двумя половинками. Когда после прослушивания можно сделать вывод о том, какие ошибки лучше не совершать, по какому направлению в жизни стоит идти ради прекрасных взаимоотношений. Изначально мы придумываем музыку, а потом на основании подсознательного представления достаточно долго сидим над текстами. Главное, чтобы это были не просто «Девочка ждет, мальчик не идет — плохо», а толковые, грамматически правильные, интересные тексты. Когда у нас появляются идеи, мы переносим их на нотный стан и фиксируем аранжировку.
М: Так с песней проще работать. Более того, я считаю, что чтобы играть музыку, надо понимать язык, на котором она… говорит.

— Участники вашего коллектива играют еще где-то?
М: У наших музыкантов нет сторонних проектов, поэтому мы делаем такую хорошую музыку и полностью отдаемся ей.
В: За двумя зайцами побежишь — ни одного не поймаешь. Когда сердцем уходишь в группу, она становится чуть ли не смыслом твоей жизни. Я думаю у каждого из нас цель — достичь максимального, что есть в наших силах.
Кстати, у нас подходит к концу разработка нашего сайта osband.com — милости просим!

Прим. — фото предоставлено автором.

Екатерина САКОВИЧ

© 2006 «Музыкальная газета»